Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

эфир

Две реакции на антисталинское обращение к Патриарху

Две показательных реакции на наше антисталинское обращение: со стороны "либеральной" НГ - "Клерикалы и монархисты просят Патриарха убрать Сталина из храма", и со стороны просталинской РНЛ - "Православные антисталинисты давят на Патриарха".

В случае реакации "НГ" должен признать, что только ради такого заголовка стоило написать это письмо, ведь против Сталина или Ленина до сих пор имели право выступать только "либералы" и "русофобы", и эта диспозиция навязывалась нам все 30 лет постсоветской истории, причем сразу со всех сторон.

В случае реакции "РНЛ" до конца текста все совершенно предсказуемо, но в конце Анатолий Степанов приводит какое-то "свидетельство" о словах Патриарха Алексия I о Сталине и повторяет: "Сталин не был безбожником!"

Это очень важное признание, ведь, как правило, вся логика оправдания Сталина среди православных сводится к тому, что Джугашвили, конечно, был безбожником, но зато он уничтожил еще больших безбожников-троцкистов, выиграл войну и восстановил им же уничтоженное Патриаршество.

Но вся мифология "православного сталинизма" начинается с того, что Сталин, оказывается, был "не безбожником", а - по восходящей - "тайным верующим", "тайным монахом", "тайным схимником", да и вообще "тайным православным императором". И теперь сам главред РНЛ вместо прагматического сталинизма декларирует мифологический, тем самым четко обозначая позицию РНЛ в целом.

Что само по себе совершенно логично - потому что на полном серьезе бороться за изображение прославляющего портрета Сталина в православном храме может только человек, исповедующий ересь "православного сталинизма", которая в свою очередь является продолжением ереси "православного коммунизма".

Между тем, наше антисталинское обращение одновременно подоровало сразу два антицерковных мифа: что с критикой Сталина обязательно должны выступать только "либералы", в то время как православные якобы молчат, и что все православные патриоты и консерваторы обязательно должны быть сталинистами. Поэтому реакция НГ с одной стороны и РНЛ с другой стороны - это одна из достигнутых целей.
эфир

В чем главная проблема маленького портрета Сталина в православном храме?

Главная проблема сколь угодно маленького портрета Сталина в сколь угодно большом православном храме заключается в том, что это - создание уникального прецедента, на который потом будут ссылаться в оправдание коммунизма и сталинизма как идеологических позиций, якобы весьма совместимых с православным христианством.

И именно поэтому такой портрет - это то самое маленькое "окно Овертона" неявной рекоммунизации, с которого раскроется целая анфилада куда более широких окон.

Ведь обратите внимание, как в современной псевдобогословской риторике оправдыватся любая ересь и любое беззаконие в Церкви - всегда ссылаются на прецедент терпимого отношения к такой ереси и беззаконию в прошлом. То есть не на Библию, не на отцов Церкви, не на Вселенские Соборы, а именно на какие-то случайные прецеденты.

Вот в каком-то храме был когда-то изображен Платон или даже Гермес. Следовательно, делают выводы незамутненные умы, платонизм и герметизм в Церкви вполне легальны, это уже чуть ли не "часть Предания", да и вообще "подлинное Православие". А умы весьма замутненные, желающие оправдать платонизм и герметизм как истинные учения, обязательно сошлются именно на такие изображения. И совершенно неважно, почему именно и в каком контексте они появились - главное сам факт изображения любимого кумира в храме, а дальше уже с этим "можно работать".

Между тем, изображение каких-либо врагов и гонителей Церкви в православном храме вполне возможно - именно как врагов и гонителей, в процессе своего враждования и гонения или уже после оного, в адских мучениях. Где вполне возможны и Сталин, и Ленин, и Троцкий, и кого там еще можно вспомнить.
эфир

Джугашвили

Самое странное для меня во всех сталинско-власовских скандалах последнего времени то, что обе темы на сегодняшний день абсолютно неактуальны. Никакого смысла в них нет, кроме реабилитации обеих имен и подогревания коммерческого интереса к соответствующей литературе.

Поэтому лично я во всех этих полемиках реагирую не столько даже на попытки апологии того же Сталина, сколько на сам факт актуализации этой темы, которую я считаю совершенно бессмысленной. И это касается многих иных тем подобного рода. Я совершенно уверен в том, что последние три года (после окончательного разгрома “оранжевой” угрозы) мы впервые оказались в ситуации, когда формулирование фундаментальной национальной идеологии не требует никаких поправок на злобу дня. Иными словами, именно в эти годы, за отсутствием какого-либо политического давления “сверху” и “снизу”, за отсутствием “чрезвычайных” шмиттовских ситуаций, впервые появилась реальная возможность провозглашать только то, что думаешь на самом деле и не оглядываться на то, как это будет воспринято противниками, союзниками, властью, оппозицией, либералами, фашистами, велосипедистами etc. Появилась возможность вернуться у нулевой точке любого доктринального рассуждения и начать выстраивать свою позицию как полноценную систему постоянных целей, а не как случайный набор временных средств.

И вот в этой ситуации возвращаться в атмосферу какого-нибудь девяносто-энного года, и как будто первый раз обсуждать Сталина и Власова – это значит ходить по кругу. И Сталин, и Власов – это тот балласт национального самосознания, который должен быть давно преодолен, не потому что они в “прошлом”, а потому что никакого объективного смысла в них нет. При этом, стоит заметить, что никакого серьезного переосмысления русской истории после 1991 года на массово-медийном уровне так и не произошло. Почему все обсуждают Власова, но не обсуждают Новомучеников? Почему все обсуждают Сталина, но не обсуждают, например, Александра III? Почему все помнят Ивана IV Грозного, но никто даже не собирается вспомнить об Иване III?

P.S. По поводу появления плакатов со Сталиным на улицах Москвы. На мой взгляд, необходимо узнать истинную мотивацию этой инициативы, потому что любой вменяемый человек понимает, что Сталин во всем мире это слишком вызывающая фигура, подобно Гитлеру, и его демонстрация в любом виде заведомо вызовет определенную реакцию. Понятно, что полностью игнорировать эту фигуру невозможно, да и ненужно. Поэтому его уместно вспоминать именно там, где вызовом будет само его отсутствие. Например, в МИФИ, где я уже восемь лет имею честь преподавать, в коридоре на первом этаже есть маленькая выставка памяти Великой Отечественной войны. Вдоль коридора, в тесном ряду расположены портреты военачальников 1941-45 годов, и среди них, естественно, есть Сталин, потому что если бы его там не было, то это бы выглядело неадекватно в духе самой дремучей демшизы. Но если бы этот портрет заметно выделялся на общем фоне, то это выглядело бы столь же неадекватно. Таким образом, проблема не в самом факте появления имени или портрета Сталина, а в самой интонации этого появления – где, как, в каком контексте, в каких масштабах и т.п. И если эта интонация выходит за пределы простой констатации факта, что не упомянуть этого персонажа в данном контексте невозможно, то это уже будет сознательная политическая акция, за которую её инициатор должен нести моральную ответственность.
эфир

Протоиерей Димитрий Смирнов о Сталине

Протоиерей Димитрий Смирнов, председатель Отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами РПЦ МП, ответил на вопрос радио "Радонеж" о Сталине:

- Ему было абсолютно наплевать на людей, никакой жалости ни к кому никогда он не испытывал, даже собственного сына не пожалел, хотя мог его спокойно вызволить из плена. Но для этого злодея не было ничего святого. Абсолютно безжалостный, страшный человек. Некоторые говорят, что он был психически болен. Может быть, я этого не знаю. Но Господь – это можно для православных напомнить – сказал: дерево судите по плодам. Ну, и какие плоды? Миллионы уничтоженных людей. Основная молотилка все-таки была при Сталине, хотя и на совести Ленина несколько миллионов жертв. И более того, ведь и Гитлер напал под предлогом, что он боролся с коммунизмом. И кто такой Сталин? Это верный ученик, продолжатель дела Ленина. Сталин — обыкновенный гангстер. <...> Поэтому те крупицы, которые им, может быть, и сделаны для страны, тонут в крови. А потом, любой же тиран всегда старается укрепить свою власть. И использует для этого гениальные умы. Что, Сталин, что ли, придумывал ракеты? Нет, несчастные мученики делали эти ракеты, сидя в лагерях и тюрьмах, вопреки сволочному режиму. Вопреки этому злодею, совершенно не русскому человеку, злобному, отрекшемуся от Бога, потерявшему всякую совесть. Ничего в нем и человеческого нет, только сатанинское. См. весь текст

P.S. Обращаю особое внимание, что отец Димитрий Смирнов - это один из самых популярных народных проповедников, которого уж никак нельзя заподозрить в "элитаристском" снобизме. Но на фоне его слов всё те отрывочные, лаконичные характеристики Сталина, которые произносили наши иерархи до сих пор - это верх политкорректнсти. 

А что вы ещё хотели? Вы хотели "истинный голос Церкви" о Сталине, не доверяя тем скромным голосам, коих вы обвиняли во "власовщине"? Вот, пожалуйста - голос самого что ни на есть русского народного батюшки.  Да потому что нет и не может быть у Церкви иного мнения о безбожнике и тиране. Конечно, ради того, чтобы хоть кого-то образумить, Церковь может в лице своих отдельных представителей вести терпеливые дискуссии, и соглашаться с тем, что могло бы быть и хуже, что "есть разные точки зрения". Но если вас интересует точка зрения Церкви, то вот - услышьте её один раз. Собственно, многие гонители Церкви в древние времена тоже считались и "великими поководцами", и "дороги строили", и "города воздвигали", но как их потом называли в истории христианства, мы хорошо помним. В этом смысле отец Димитрий лишь продолжил библейскую традицию обличения очередного Навуходоносора.
эфир

Круговая оборона

Однако придется смириться с тем, что диспозиция между Сциллой и Харибдой будет преследовать всегда. Сколь бы корректную и даже примиряющую позицию ты не высказывал, какой бы “третий путь” не прокладывал, отбрасывая временное во имя вечного, всегда будет кто-то, для кого политические позиции важнее мировоззренческих и он в принципе исключает саму возможность понимания противоположной стороны. Вот пример двух реакций на одну и ту же статью:

C одной стороны:
<Эта статья фактически есть продолжение провокации протоиерея Георгия Митрофанова. Нам опять отождествляют большевизм не с Лениным, Свердловым и Троцким, а со Сталиным, который потопил большевизм в крови. И если бы не пришли хрущевы, андроповы, горбачевы и ельцины, а продолжилась бы патриотическая линия Сталина, то мы сегодня жили в сильном и истинно православном государстве. Нас опять тыкают носом в Октябрь, чтобы прикрыть подлость Февраля. Нас опять приучают смотреть на свою историю глазами Запада. И печально, что этот взгляд здесь превалирует. Неужели мы до сих пор не способны мыслить своей головой?>

С другой стороны:
<Опубликованная статья представляет собой более "цивилизованный" вариант такого же советско-"державнического" агитпропа, который в откровенном виде явлен в публикациях иерея Александра Шумского, профессора Казина и иных подобных публицистов. Для автора статьи не существует исторической истины, а нормой является релятивизм в оценке исторических событий, который прикрывается лицемерным в данном случае термином "христианское трезвомыслие". Автор пытается изобразить дело так, будто бы существуют два мифа: сталинский и "власовский". Но правда состоит в том, что никакого "власовского" мифа нет и быть не может, ибо не власовцы сорок лет после окончания Второй Мировой войны управляли страной и кроили, кромсали по своей прихоти, полотно русской истории, а большевики.>

P.S. И так по жизни. Я это называю “законом идеологической оптики” – если ты в центре, то для левого ты всегда правый, а для правого всегда левый, и т. д.
эфир

Сталин vs. Власов и христианское трезвомыслие

Христианское трезвомыслие
между Сталиным и Власовым на портале Богослов.ру

Вопрос о сравнении коммунизма (сталинизма) и нацизма (гитлеризма) абсолютно оправдан, но его трезвое разрешение должно избегать, с одной стороны, крайности их полного уравнения, а с другой стороны, крайности полного оправдания одного из них. Во Второй мировой войне в виде Третьего рейха и СССР действительно столкнулись два тоталитарных и тиранических режима, а следовательно, два откровенных “чудовища”, Сцилла и Харибда, Левиафан и Бегемот, из которых одно “чудовище” всё-таки было ХУЖЕ, чем другое. Речь не идет о том, чтобы нравственно оправдать и признать одно зло перед другим, речь идет лишь о стратегии выживания, причем не личной, а миллионов людей, всей страны и всей Церкви. Так можно себе представить режим, гораздо более худший, чем Третий рейх, но от этого последний не окажется чем-то хорошим, а лишь более хорошим, чем первый. Так сами власовцы и нацисты в ситуации выбора мгновенно ориентировались, кому лучше сдаваться – англо-американцам или русским, – и это был не вопрос нравственного выбора, это был вопрос выживания здесь и сейчас. Таким образом, власовцы объективно неправы в том, что, во-первых, не угадали в СССР исторического наследника Третьего Рима, хоть и в трижды усеченной версии, а во-вторых, в том, что предпочли большую опасность нацизма меньшей опасности сталинизма. В результате этих двух фатальных ошибок они согласились сотрудничать с откровенно античеловеческим режимом Третьего рейха против своей собственной страны и сама история показывает им, что их стратегия была аморальной и бесплодной. Третий рейх пал и был справедливо осужден всем европейским христианским человечеством, а в СССР Православная Церковь всё более развивалась, пока, наконец, не превратилась в явно господствующую конфессию на территории свободной России. См. весь текст

эфир

Прояснение основ

Дискуссия о сталинизме и реакция на мою статью “Купание Красного дракона” открыли для меня, насколько наша (в самом широком смысле слова) православно-политическая среда до сих пор не имеет ясных конвенций по самым простым, элементарным вопросам. Если даже такое очевидное, с христианской точки зрения, зло как большевизм и сталинизм не вызывает однозначного нравственного осуждения, значит возникает вопрос о том, а есть ли у нас конвенция именно по вопросам этическим, ответ на которые, казалось бы, недвусмысленно изложен в Декалоге и Евангелие. Теперь я понимаю, что нужно писать ещё одну статью на эту тему, поскольку за эту неделю я собрал десятка два контраргументов в защиту Сталина, и какие бы слабые или сильные они ни были, ответить на них надо – все-таки люди со стороны всё это читают и делают свои выводы. А выводы они делают очень простые: если для т.н. православно-политического движения в России существую какие угодно критерии оценки той или иной политики – “мощь державы”, “ракеты”, “космос” и т.д., то не существует такого критерия, какой ценой все это достигается, такого критерия как отдельно взятая человеческая жизнь, хотя бы просто как равного всем этим критериям, то нужно сделать всё для того, чтобы это движение на пушечный выстрел не приблизилось к власти. Как говорится, спасибо господа, вы вовремя проговорили ваши принципы, причем, не то что “проговорились”, а вполне откровенно изложили то, о чем мы все думали, но боялись спросить. Но если вопросы человеческих прав и свобод у вас не вызывают ту же озабоченность, что вы проявляется в отношении “державной мощи”, то тогда почему вы решили, что лично ваши права и свободы должны соблюдаться, а вы сами должны восприниматься всерьез?

Между тем, я все-таки хотел бы подтвердить сторонним наблюдателям, что всё совсем не так плохо и опасения в духе игумена Петра Мещеринова не имеют за собой никаких серьезных оснований, не говоря уже о том, что они абсолютно пораженческие с миссионерской точки зрения. Современное православно-политическое движение в России весьма неоднородно, оно постоянно меняется, и людей, для которых Евангелие здесь несравнимо важнее всех Данилевских, Леонтьевых и Шмиттов вместе взятых, куда больше, чем кажется. Задача реализовать миссию Третьего Рима не зависит от воспаленного сознания отдельно взятых активистов, которые даже в Церковь никогда не заходят. Зная мнительность нашей среды, специально оговариваю, что под этими активистами я не имею в виду никого их своих коллег, а только лишь людей на периферии православно-политической среды, мнение которых иными моими коллегами выставляется чуть ли не как глас народа. Но новую статью писать придется.

Collapse )
эфир

Купание Красного дракона

Купание Красного дракона - на Rus-obr.ru



На сегодняшний день оправдывать Сталина и большевистскую власть вообще не только безнравственно, но и бессмысленно с “имперской” точки зрения. Ведь претензии к репрессивной политике советской власти, особенно в сталинский период, – это главный “конёк” русофобов из всех республик бывшего СССР и вообще во всем мире. Так неужели мы действительно настолько привержены Сталину и всей коммунистической власти, что готовы их защищать вопреки стремлению воссоединить наши территории? Неужели мы не понимаем, что когда какой-нибудь униат-западенец вдруг увидит, что мы сами относимся к сталинизму не лучше него, и что мы несем на Украину знамя общей славянской / европейской / христианской цивилизации, то у него не будет последнего аргумента против наших амбиций. Не о сталинских репрессиях и Голодоморе мы должны спорить с униатами-западенцами или теми же прибалтами, а о Filioque и нашей общей культуре. Если кто-то из них действительно русофоб, то пускай открыто признается в своей ненависти к России как таковой, а не будет прикрываться “антисталинизмом” или “антиевразийством”. Зачем же мы тащим с собой балласт сталинизма, от которого сами же тонем? Сегодня мы должны идти в Европу и Азию под знаменем Белой России, как выразители миссии подлинно-христианского и подлинно-европейского Третьего Рима, как носители культурного и цивилизаторского начала, а не как реваншисты, обиженные за падение системы, к которой мы не имеем никакого отношения. См. весь текст.
эфир

Итоги года - итоги "Имени России"

Подводить итоги 2008 года - это полумера, поскольку через год мы будем подводить итоги; “нулевых” (хотя мне больше импонирует название “двухтысячные”). В целом этот год и в моей жизни, и в истории Церкви, и в истории России был очень хорошим и только продолжил общую оптимистическую тенденцию 2000-х. Лично меня этот год окончательно убедил в безальтерантивности именно нео-консервативного (“неоконовского”) проекта как для России, так и для всей христианской цивилизации. При этом, политическая линия президента Медведева и Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Кирилла оптимально вписывается в этот контекст. Почти впервые в жизни я скажу теперь, что главное условие наших дальнейших успехов – это стабильность, как бы скучно и банально это ни звучало. Поэтому сегодня я только повторю слова Петра Столыпина: “Дайте государству двадцать лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России”.

Разумеется, реального “покоя” нам никто не даст, а говоря о нем, я имею в виду только и только оздоровление политического и экономического климата, который проходил в стране благодаря стратегии “авторитарной модернизации”. Если, конечно, под стабильностью понимать стагнацию и застой (особенно в Церкви, где он вообще смертелен), тот тогда послать такую “стабильность” подальше. Таково мое “неоконство”.

Кстати о Столыпине, – вместо итогов года скажу об итогах конкурса “Имя России”. Я уже говорил о том, что сама идея этого мероприятия кажется мне абсурдной. Россия – это не личность, и называть ее именем одной личности бессмысленно. Но один плюс в этом конкурсе есть – это возможность лишний раз спровоцировать общество на интеллектуальную работу и поиск самоидентичности. Безусловно, мои 10 или 12 “имен России” порядком бы отличались от представленных. Я считаю, что “имя России” должно выражать ее всемирно-историческое значение, ее цивилизационную миссию и вклад в мировую культуру. В этом отношении я бы очень хотел, чтобы фигура победившего св. князя Александра Невского была раскручена и за пределами России, как героя, спасшего всю православную цивилизацию, которая в свою очередь является ортодоксальным стержнем христианской метацивилизации в целом. Поэтому я весьма рад, что в итоговый список попал Достоевский (даже не Толстой, что тоже очень правильно), который в отличие от Пушкина все-таки фигура универсального значения. В то же время мне очень странно, что в финал не вышли иные русские творцы. О философах я не говорю – мы сами не хотим видеть нашу философию всемирно-значимой, предпочитая реальной русской философии, в лучшем случае, публицистику типа розановской. О кинематографе тоже можно было бы не вспоминать, хотя обидно – Россия по этой части одна из первых. Но куда делись великие русские композиторы – Чайковский, Рахманинов, Шостакович? Вот это я вообще не понял и отказываюсь понимать. Однако раз уж приходится выбирать из того, что получилось, скажу о своих предпочтениях.

Из всех 12 оставшихся имен для меня трое были вне конкурса – это св.Александр Невский (кандидат Митрополита Кирилла), Федр Достоевский (кандидат Д.Рогозина) и Петр Столыпин (кандидат Н.Михалкова). Причем, мне было все равно, кто из них будет первым, а кто вторым, хотя когда вперед вырвался Сталин, из стратегических соображений нужно было помогать св.князю Александру. Но я весьма доволен, что двое из трех моих имен оказались в высшей тройке. О значении первого говорить не приходится. О втором я уже сказал. А вот Столыпин – это во многом новая для массового восприятия фигура и поэтому он действительно был в самом неравном положении. Никита Михалков совершенно правильно делает, что поднимает его имя, и я уверен, что именно из нео-консервативных соображений фигура Столыпина должна подниматься все больше.

Между тем, светлая тройка “Александр Невский – Достоевский – Столыпин” имела своим антиподом темную тройку “Иван Грозный – Ленин – Сталин”. Я прекрасно понимаю, ПОЧЕМУ эти люди оказались в итоговом списке. Совершенно очевидно, что за них голосовали вовсе не только сознательные “опричники” и коммунисты. Но сам факт этого голосования наглядно свидетельствует о том, что за все 17 лет Новой России для реального разоблачения тоталитарных мифов не было сделано НИЧЕГО. Сначала либералы-русофобы сделали все для того, чтобы значительная часть народа возжелала нового Сталина, а потом центристской власти пришлось идти на уступки нашей КПРФ и др. сталинистам, так что в итоге серьезная дискуссия была отложена. Лично я как человек, в 97-98 годы считавший национал-большевистскую революцию последним шансом для спасения Третьего Рима, сегодня могу в сотый раз прямо сказать, что всё “левое”, включая “сталинистское”, сегодня абсолютно бессмысленно и вредно для русского патриотического, имперского и консервативного движения. Ничего мы сегодня с “них” не имеем, и только тупая инерция и инфантильные эмоции заставляют сегодня некоторых из право-консервативного лагеря обращаться к “опричному” и большевистскому наследию как чему-то важному. Об уровне и манере аргументации их выдвигателей на этом конкурсе – Глазунове, Зюганове и Варенникове, соответственно, – хотелось бы поговорить отдельно, да скучно. Даже Черномырдина было слушать веселее. Но история продолжается, и по этой части уже в нашу пользу.
эфир

Зачем нам Гуталин?

Смотрю дуэль Проханов vs. Сванидзе про Сталина. 

Слушая феерический бред первого, еле сдерживаюсь, чтобы не позвонить за второго.

Совершенно не понимаю, зачем Виталию Иванову Сталин. Сегодня для того, чтобы быть имперцем, уже не обязательно любить Джугашвили, а скатывание к сталинофилии только дискредитирует правое дело.
 
Совершенно не понимаю, зачем Сванидзе в качестве секунданта взял Николая Злобина. Вот эта дурная манера противопоставлять сталинизму откровенных либералов - хоронит любой антисталинизм. На его месте я бы позвал в секунданты священника (причем правого, а не экумениста).