Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

эфир

Православное имперство versus этнический национализм

Православное имперство versus этнический национализм (на сайте Politkonservatism.ru)

Поучаствовал в дискуссии вокруг статьи Светланы Лурье "О русских, армянах, обмане и милосердии", спровоцировавшей очередной всплеск вечных баталий между имперцами и националистами. Мой основной тезис: хотя у православных имперцев и националистов есть много общего, в самых неожиданных ситуациях и по самым неожиданным вопросам противоречия между ними все равно неизбежно дадут о себе знать, потому что они смотрят на все проблемы с разных точек зрения, у них разные критерии оценки, и как бы они ни пытались их совмещать, в конце концов придется ответить на принципиальный вопрос: для чего существует Россия и русский народ – для самого себя или для каких-либо иных, наднациональных, высших ценностей?
эфир

Владимир Николаевич Осипов (09.08.1938 - 20.10.2020)

Владимир Николаевич Осипов (09.08.1938-20.10.2020) уже был живой легендой и патриархом русского православно-имперского движения еще в перестроечные годы, и уже тогда казался мне глубоким старцем. Его биография внушала безусловное уважение: сначала он 6 лет (в 1962-68 гг.) отбывал в мордовских лагерях якобы за какие-то утопические анархо-синдикалистские проекты, в принципе невозможные в советской системе, а потом еще 8 лет (в 1975-82 гг.) в тех же лагерях за организацию самиздатовского православно-патриотического журнала "Вече". Сейчас такие факты уже многие не помнят - а точнее не хотят помнить - но это именно факты: при вполне умеренном позднесоветском застое вполне благонамеренного человека могли посадить на 8 лет за распространение машинописного журнала русофильской направленности. И стоит ли говорить, что одним этим фактом само явление Владимира Осипова оказалось совершенно неудобно как коммунистам, так и "либералам". Поэтому, при всей своей неизменной активности и живучести, в 90-е годы Владимир Николаевич оказался совсем не в том положении, в котором должен был бы оказаться реальный герой антисоветского сопротивления. Так называемые демократы нем только забыли о нем, но и не собирались вспоминать, потому что в их мифологии главными и чуть ли не единственными жертвами советского тоталитаризма были именно они - борцы не только и не столько с советской империей, сколько с Империей как таковой. А тот факт, что кроме них в жертву красного Молоха приносили еще тысячи русских белых патриотов, консерваторов, националистов, имперцев, монархистов, традиционалистов и просто православных верующих - для самих "либералов" как бы не существовал и не существует до сих пор. Коммунистам же Осипов в принципе не мог быть интересен, а вот всевозможная разновидность "красных патриотов" и "православных сталинистов" так или иначе пытались его использовать, как будто никаких 14 лет лагерей никогда не было, а так "мы все свои люди", "за Родину, за Сталина!", "а там посмотрим... "

Впервые я увидел Осипова выступающим на одном из патриотических собраний в Музее Маяковского в 1998 году и поймал себя на том, что воспринимаю его как живой миф. Мои взгляды тогда были радикально левее, но мне было очень интересно вживую услышать главный голос "старой правой" оппозиции, как мои единомышленники тогда определяли всех православных монархистов. Тогда Владимир Николаевич с совершенно неподдельным, почти молодежным пафосом обращался ко всей аудитории со словами: "Господа! Мы должны осознать, что в результате Первой мировой войны были разрушены три христианские европейские империи!..."

И хотя ничего глобально нового в этой речи не было, такой идеологический ракурс восприятия прошлого, сама эта фраза и то, кем и как она была сказана, произвели на меня тогда очень сильное впечатление. И как я сейчас уже понимаю, какое-то влияние на мою последующую эволюцию эта речь все-таки произвела. Хотя на тот момент я бы с этим не согласился. Мне вообще тогда трудно было себе представить, что передо мной - тот самый - Владимир Николаевич Осипов! А еще труднее было представить, что за ним не только прошлое, но и будущее, и что он будет свидетелем грядущей русской истории последующие двадцать два года, то есть еще целую жизнь!
эфир

Казус Навального: от и до




Поскольку история с Навальным дошла уже до Нобелевки, то выскажу здесь все, что об этом думаю, дабы десять раз не вставать.

1. Я совершенно уверен в том, что единственная цель Навального – это личный пиар и власть, которую он не может обрести в сложившейся политической системе и поэтому живет мечтой свержения Путина, но только таким образом, чтобы вместо Путина в кресле президента оказался именно сам Навальный. Никакие иные варианты его не устроят. И хотя ради достижения этой цели он готов спорадически мимикрировать под самые разные идеологические тренды, его собственные предпочтения не выходят за пределы банального обывательского либерализма, и поэтому отношения с Западом для него всегда будут несравнимо важнее, чем отношения с российской властью или российским избирателем. Поэтому, например, если в свое время он на Русский марш только на всякий случай заглянул, то пуссирайт оказал всяческую поддержку (фото прилагается).

2. Будучи весьма чуждым каким бы то ни было политическим сверхсмыслам и сверхидеям, как и положено банальному обывательскому либералу, Навальный пытается пиариться на теме борьбы с коррупцией. Конечно, коррупция – это явное зло, с которым надо бороться, но это лишь одно из многих зол и совсем не самое главное, а сводить все политические проблемы России к коррупции и надеяться въехать в Кремль на этой теме может только человек, абсолютно не адекватный нашей стране, не понимающий нашу страну как таковую, воспринимающий ее исключительно как плацдарм для собственных амбиций. Подозреваю, что Навальный не понимает даже тех людей, которые его поддерживают, а точнее – почему они это делают, что именно они от него ждут, на что именно рассчитывают – уж точно не наказания каких-то коррупционеров, а чего-то гораздо большего и важного. Кстати, стоит признать, что многие потенциальные сторонники Навального отдают себе отчет в его фатальных пороках. Посмотрите, например, разговорную программу «Ещенепознер» (своеобразный вДудь для “либеральной” интеллигенции), где ведущий вместе с гостями регулярно поминает Навального как совсем не лучшую альтернативу Путину, и за его авторитарность, и за несомасштабность реальным вызовам нашей страны. И в этой критике едины самые разные люди – от Чубайса и Венедиктова до Ревзина и Норштейна. Конечно, хочется спросить, а какие фигуры среди “либералов” в таком случае достаточно глубоки и сомасштабны реальной России? Но хотя бы понимание того, что Навальный – это совсем не тот прогрессивный мессия, о котором веками мечтала “русская демократическая интеллигенция”, среди самих “либералов” все-таки есть.

3. Я совершенно уверен, что поскольку Навальный давно стал самым раскрученным лицом антипутинской фронды, но при этом не способным нанести самому Путину реальный урон, в убийстве Навального наша власть абсолютно не заинтересована, ей это абсолютно не выгодно – равно как убийство целого ряда известных прозападных оппозиционеров, дискредитирующих саму идею оппозиции в России и вызывающих отвращение у большинства русских патриотов. Поэтому, если Навального действительно отравили, то заказчик этого преступления в любом случае кто угодно, но не сама власть – самому Путину это совершенно не нужно.

4. Я также совершенно уверен, что если бы наши великие спецслужбы решили кого бы то ни было отравить, то у них бы это получилось, тихо, оперативно и эффективно, так что никто бы и не понял, что на самом деле произошло. Травить Навального таким образом, чтобы в итоге его выдвигали на Нобелевскую премию, могут только враждебные России провокаторы, а если это кому-то реально выгодно, то, в первую очередь, всевозможным конкурентам самого Навального, коих весьма много.

5. Мне очень трудно себе представить, что согласившись отправить Навального в германскую клинику, власть не понимала все возможные последствия этого шага, начиная с обвинения в отравлении Novichk`ом, продолжая санкциями ЕС и политической “канонизацией” Навального как главного анти-Путина во вселенной. Следовательно, в Кремле есть уверенность в том, что оставлять его в России было бы хуже, чем отправлять на Запад. Зато теперь Навальный в восприятии многих избирателей будет не только “американским мальчиком”, но еще и “немецким агентом”, осталось только ему приехать в Россию в пломбированном вагоне и именно на Финляндский вокзал)

6. Все резонансные премии всегда имеют политическое измерение, и Нобелевская тем более, но то, что происходит с ней в последние годы, дискредитировало этот бренд хуже некуда. После награждения “премией мира” Барака Обамы авансом сама эта премия потеряла какой бы то ни было смысл вообще. Похожая ситуация с премией по литературе после ее вручения Алексиевич и Бобу Дилану. С моей точки зрения, профанация Нобелевки закономерно отражает общее и давнее падение традиционных культурных ценностей на Западе, где следование леволиберальным идеологическим установкам или готовность быть используемым в соответствующих политических целях стало основным условием гуманитарного признания. И подобных деградаций и профанаций мы будем видеть еще много, мы же давно уже переживаем не закат Европы, а ее ночь. Ведь если можно дать премию авансом за то, чего не будет, то вполне можно дать премию за то, чего и так нет – просто все это не про “мир” и не про “литературу”, а про ту самую политику, которая всегда была важнее любого мира и любой литературы.
эфир

30 лет "Эхо Москвы": "знаете, Алексей, вы не предатель. Вы - враг".



Сегодня исполнилось 30 лет со дня выхода в эфир радио «Эхо Москвы». Все эти годы я вольно и невольно слушал эту радиостанцию и надеюсь, что о моем отношении к нему совсем несложно догадаться. Не буду по этому поводу подбирать какие-то слова, а только лишь процитирую сказанное под видеозапись самим президентом Путиным про «Эхо Москвы» в 2008 году: “Это ведь не информация – то, что они дают, это обслуживание внешнеполитических интересов одного государства в отношении другого, в отношении России, <…> и они делают это за счет российского налогоплательщика, уму непостижимо, как это возможно, в Штатах это было бы нереально абсолютно, не допустили бы вообще”. И потом в кулуарах Путин сказал главреду «Эхо» Алексею Венедиктову: “Знаете, Алексей, вы не предатель. Вы - враг”.

Но между тем это радио не просто существует до сих пор, а поддерживается государством. Через десять лет после того заявления, на прямой линии в 2018 году Путин подтверждал, что «Эхо Москвы» финансируется Газпромом. Точнее, 66% акций «Эхо» на сегодняшний день принадлежат кампании Газпром-Медиан-Холдинг (данные из Википедии), так что мы можем сколько угодно говорить о беспрецедентной опасности и деструктивности этой радиостанции, но в Кремле считают, что она нужна государству и российские налогоплательщики должны ее содержать.

Теоретически я готов допустить, что в каких-то изощренных тактических и стратегических целях государство может себе позволить содержать, по словам самого Путина, своего врага. Реальность всегда сложнее, чем кажется; оппозиция друга и врага перекрывается новыми оппозициями, и так в дурную бесконечность; постмодерн никуда не делся и т.д., и т.п. Но лично для меня есть одна абсолютно смертельная, красная черта, переступив которую сколь угодно неприятный и враждебный субъект перестает быть, скажем так, диалогибельным – это открытое глумление по отношению к православному христианству, открытое, осознанное кощунство и богохульство. И чем человек взрослее, умнее и образованнее, тем больше он отвечает за переход этой красной черты. По крайней мере, перед Богом.

О том, что на «Эхо Москвы» к Русской Православной Церкви всегда было отношение, мягко скажем, не особенно благоговейное, можно говорить много и долго, и мне это всегда было очевидно – от отечественных “либералов” постсоветской генерации иного отношения можно было не ждать. Но когда наступил 2012 год и поднялась медийная волна травли Церкви, то «Эхо Москвы», естественно, присоединилось к это кампании и дошло до того, что пригласило к себе небезызвестного богоборца №1 А.Г.Невзорова в качестве ведущего регулярной, еженедельной программы, где бывший ведущий «600 секунд» для оскорбления религиозных чувств православных наговорил уже все, что только возможно наговорить. Вообще, я очень советую всем православным с хорошей выдержкой послушать эти эфиры Невзорова на «Эхо», чтобы расширить свои представления о реальности и не пребывать в благодушной иллюзии, что Церковь в нашей стране пребывает в каком-то особо привилегированном положении и что совсем уж непотребное публичное хамство в ее отношении не допускается. Допускается и даже очень – регулярный эфир на радио, существующего за счет государства.

Замечу, что эксцесс Невзорова оказался очень показательным моральным тестом для нашей “либеральной интеллигенции”, которая еще совсем недавно, когда он был как бы русских, как бы за Россию, и как бы за Русскую Церковь, называла его самовлюбленным “проходимцем”, “однодневкой”, “накипью”, “клоуном”, “фриком” т.д., и т.п. А когда этот человек вдруг оказался по одну сторону политических баррикад с ними и посвятил все свое публичное словотворчество глумлению над Православием вообще и Русской Православной Церковью в особенности, то он тут же стал не то что рукопожатым, а весьма “талантливым”, “оригинальным”, “уникальным”, “интересным” “публицистом” и чуть ли не “мыслителем” (в скобках замечу, что точно такая же эквилибристика отношения со стороны “либеральной интеллигенции” была к покойному Лимонову – его “одаренность” была прямо пропорциональна политической комплиментарности соответствующей тусовке).

И вот после того, как дошло до регулярных эфиров Невзорова, то сам вопрос о каком-то "оправдании" этого радио для меня перестал существовать. Люди прямо дают знать: нам глубоко плевать на религиозные чувства и мысли представителей доминирующей конфессии этой страны. А это - больше, чем политика, геополитка и какие-либо национальные интересы. Мы же все это очень хорошо поняли и усвоили. И даже введение красивых слов про Бога в нашу Конституцию нам здесь ничем не помогло и не поможет.

эфир

Кризис Белой Руси



Политическая ситуация в Белоруссии меняется почти каждый день и не в лучшую сторону, любой комментарий по сиюминутным раскладам может в любой момент утратить свою актуальность и поэтому я бы сформулировал основные, парадигмальные проблемы белорусского кризиса на обозримую перспективу.

1. При любом развитии событий произошел радикальный слом в международном восприятии Белоруссии: после прихода к власти Лукашенко в 1994 году это государство воспринималось как уникальный островок неизменной политической стабильности, бесконфликтности и пассивности, находящийся в каком-то очень скучном полусонном состоянии, где никогда не будет ничего подобного тому, что происходит в соседних странах. Но теперь этот образ взорвался и на месте старой доброй Белоруссии вырисовывается образ очередной изнервленной Вукраины, где возможно все что угодно и как угодно.

2. Вместе с этим взорвался образ несгибаемого “батьки” Александра Григорьевича как абсолютного источника и гаранта этой вечной стабильности. За последний месяц Лукашенко наговорил и наделал так много противоречивых и неадекватных вещей, что на глазах превратился лишь в один из дестабилизирующих факторов белорусского хаоса, как Янукович в ситуации обоих Майданов. И все рассуждения “за Лукашенко” теперь основаны не на его реальных или мнимых достоинствах, а исключительно на опасении, что с его исчезновением будет еще хуже, а это всегда было очень слабым аргументом в пользу любой власти.

3. Между тем, как бы ни относиться к Лукашенко, на президентских выборах, конечно же, победил именно он, потому что относительное большинство от пришедших на выборы в любом случае проголосовали именно за него. Нужно иметь весьма мультипликационное представление о реальности, чтобы объяснять двадцатипятилетнее правление одного человека в европейской стране XXI века исключительно всесилием его репрессивного аппарата. Это вообще самая главная проблема политической жизни: людям любых убеждений очень трудно себе представить, что миллионы других людей, тем более вменяемых и образованных, могут совершенно добровольно придерживаться противоположных убеждений. См. весь текст статьи.
эфир

Постлукашенко

Смыслом жизни Лукашенко было воссоединение Белоруссии и России, что он вполне мог сделать еще четверть века назад. Тогда бы он вошел в русскую историю как великий политик и его имя мы бы сегодня упоминали не иначе, как с восхищением и благодарностью. Но грех всех грехов овладел им и он предпочел вечно властвовать над не принадлежащей ему, украденной у исторической России территории, паразитируя на братских связях с русским народом и постоянно шантажируя Москву поворотом на Запад.

В итоге он деградировал до того, что в подобострастном интервью длиною в два с половиной часа профессиональному русофобу рассказывает, как он готов воевать с Россией, как он уже посетил все военные части, как он уже укрепил границу и что объединение с Россией невозможно даже на самых выгодных для Белоруссии условиях.

Я уже писал о том, что от дальнейшего правления Путина я жду только двух достижений, а именно - ликвидации большевистского капища на главной площади страны + воссоединения с Белоруссией. Первое нашей власти вообще ничего не стоит, а второе требует проведения интенсивной гуманитарной кампании, в результате которой воссоединение с Россией в самой Белоруссии будет восприниматься как нечто само собой разумеющееся.
эфир

В чем смысл праздника?

В чем смысл праздника?



Я очень надеюсь дожить до того 12 июня, когда я не буду в очередной раз с грустью републиковать эту статью. До сих пор я думал, что "День России" в честь суверенитета РСФСР 1990 года - это просто временное кричащее недоразумение, недомыслие, несмешной казус или, как сейчас модно говорить, случайный баг, что это просто рецидив той поспешной невнятицы, которая была очень свойственна "переходному периоду" начала 90-х.

Но теперь я понимаю, что это нечто большее - это явное символическое выражение той принципиальной безыдейности, тому принципиальному отрицанию какой-либо идеологической или хотя бы просто мировоззренческой позиции, которое к великому сожалению заложено в основе самой системы РФ. И ничто не может положить конец этой пустотности, поэтому все самые правильные, реальные и символические достижения этой системы самой системе совершенно не нужны - в ней нет тех мотивов, которые бы предполагали необходимость каких-либо достижений. Отсюда - вся эта системная непоследовательность, когда Крым вернули, а даже о самом слове Новороссия забыли, когда памятник князю Владимиру у Кремля поставили, а зиккурат с Лениным оставили. И тэ дэ, и тэ пэ. И, наконец, все эти осторожно-невнятные полунамеки в новой Конституции, никак не заполняющие эту зияющую пустотность, которую кто-то и вас, наверное, сегодня еще празднует.

эфир

Катехон-ТВ: "Последнее переломное поколение" - к 40-летию Сергея Шаргунова

Сегодня исполнилось 40 лет политику и писателю Сергею Шаргунову, и в честь этого события я выкладываю нашу встречу с ним на Катехон-ТВ, прошедшую в начале 2014 года, накануне Русской весны.

Когда я задумал эту встречу, то никак не мог сформулировать основную тему разговора, потому что говорить хотелось сразу обо всем, и тогда я понял, что самый удачный повод для обсуждения всех вопросов это тема нашего с ним поколения - последнего переломного поколения, еще успевшего застать советскую реальность в последние минуты ее существования, а потом открывающего мир вместе с эпохальными 80-ми, 90-ми и 00-ми.

Мы знакомы с Сергеем со времен оппозиционных митингов конца 90-х и несмотря на то, что мы очень разные люди, мне всегда было интересно наблюдать траекторию его общественной эволюции. В большинстве случаев мы были по одну сторону баррикад, но Сергей всегда любил всё левое и "красное", и поэтому, к большому сожалению, оказался во фракции КПРФ (не в партии, но во фракции).

Я желаю Сергею много новых открытий и друзей, книг и достижений, а также скорейшего расставания с движением Ленина, Сталина и Войкова, идеологические цели которых прямо враждебны задачам только начинающейся Русской весны.

эфир

Пасхальное поздравление Путина: критические наблюдения

Как ревностный охранитель со стажем позволю себе высказать существенные критические наблюдения в отношении этой видеозаписи. Не буду подробно отвлекаться на режиссуру, но замечу только, что это абсолютный провал: среднестатистический зритель, - которому по верному замечанию самого президента давно уже “муторно и тошно”, - должен идентифицировать себя с политиком, взывающим к его уму и сердцу – это азы пиара и политтехнологии. Из этого не следует, что Путин должен скромно сидеть на продавленной кушетке на фоне пыльного ковра (тем более, что это уже давно уходящая натура), но если современный режиссер не знает, как надо, то он точно должен знать, как не надо.

Но суть не в этом.

Большинство политически неравнодушных православных очень ждали поздравление своего президента и сам факт того, что такое поздравление все-таки произошло, это, конечно, очень хорошо. Особенно учитывая, что Путин впервые обращается с пасхальным обращением к гражданам и, будем надеяться, это начало доброй традиции.
По своему содержанию это обращение – яркий пример политических предпочтений Путина, неизменных все эти 20 лет. Разумеется, в своем поздравлении Владимир Владимирович руководствовался исключительно благими намерениями и, как всегда, выступал “за все хорошее и против всего плохого”. Но проблема в том, что критерии хорошего и плохого всегда зависят от конкретного мировоззрения, и весьма наивно полагать, что можно занять такую политическую позицию и включить такую риторику, которая бы понравилась сразу всем гражданам.
В данном случае целевая аудитория Путина – это именно сознательные православные граждане, многие из которых в этот Великий пост и на Пасху лишены возможности беспрепятственно посещать свои храмы и участвовать в церковных Таинствах. В политическом отношении это самая лояльная, самая послушная часть народа, составляющая электоральное ядро “партии власти”, и не столько даже от смиренного признания всякой власти “от Бога”, сколько из богословского оправдания русской государственности как последнего оплота Православия, как катехона (см. 2 Фес 2:7) и Третьего Рима. И вот именно эта верная часть граждан в этот критический момент ожидала услышать от православного президента максимального выражения своей церковной позиции, своей православной веры и солидарности именно с православными верующими, а ведь правильными и красивыми словами, особенно вовремя сказанными, можно горы сдвигать и моря усмирять.

Вся речь Путина длилась 3 минуты 16 секунд – это достаточно много, чтобы сказать все самое главное и нужное, но вместо этого президент сказал то, что говорить совершенно не важно и не нужно, и не сказал то, что нужно сказать как минимум.

В начале своего поздравления Путин зачем-то вспомнил иные конфессии и религии: “знаю, что к этому поздравлению искренне присоединяются представители всех наших религиозных конфессий, последователи всех традиционных религий России”…

Не знаю, кто внушил Владимиру Владимировичу, что при каждой актовой речи о Православии нужно обязательно вставлять слова про другие “традиционные религии” и “конфессии”, но было бы очень правильно, чтобы кто-нибудь из его окружения объяснил ему, что религии и конфессии это не разные оттенки одного цвета и даже не разные цвета одной радуги, и что православные совершенно не нуждаются в поздравлении со своими религиозным праздниками со стороны других конфессий и, тем более, других религий. Если люди не признают Воскресение Христово, то не надо за них говорить, что они поздравляют православных христиан с этим Событием – христианам это не нужно, а для нехристиан это просто оскорбительно. Поэтому эти слова никогда не достигают своей цели повысить толерантность и веротерпимость, скорее наоборот. Конечно, для многих эти бессмысленные вставки просто ерунда, на которую можно не обращать внимания, но эта ерунда повторяется все 20 лет, а в данном случае каждое слово имело значение, особенно когда на такие слова время нашлось, а на другие, более важные и нужные, не нашлось.

Далее все поздравление Путина выстроено в сугубо секулярном жанре: большую часть своего выступления Путин говорит не о Пасхе, а о борьбе с эпидемией коронавируса, как будто кто-то из православных сомневается в этой борьбе, но при этом ни из одного его слова не следует, что лично он сам исповедует Воскресение Христово, а само это Событие называется им только “символом торжества жизни над всем тем, что против нее”, “символом очищения, возрождения и продолжения жизни”… Однако “символом очищения, возрождения и продолжения жизни” можно назвать почти любой весенний языческий праздник или какой-нибудь праздник “первого колоса” – к христианству это никакого отношения не имеет и для христиан это вообще ничто. И хотя по ходу выступления можно надеяться, что это просто к ничему не обязывающие фигуры речи, до самого конца президент так не произносит самые ожидаемые слова – “Христос Воскресе!”…

Этих слов просто нет, а почему нет – лично я не знаю и не могу знать, но я точно знаю, что если Путин преследовал цель избежать минимальных упреков в конфессиональной ангажированности, то есть в “излишней православности”, то он их избежал, а если целью была максимальная поддержка со стороны рядовых православных верующих, лишенных возможности причаститься хотя бы на Пасху, то он ее не добился. Просто потому, что эти цели взаимоисключают друг друга и никакая, сама изощренная режиссура здесь не поможет. Тем более бездарная.

* * *

Однако мы можем сколько угодно сетовать на откровенное неправославие или недостаточное понимание православной веры нашими светскими чиновниками и политиками любого уровня, но я не скажу ничего нового, если замечу, что самая главная причина этого невежества – это отсутствие принципиальной, последовательной, неуклонной миссии и катехизации этих людей со стороны самой Церкви, то есть в данном случае именно нашего священства. А это отсутствие, в свою очередь, может иметь разные причины, но самая главная из них, и, в этом смысле, причина причин всего это чиновного невежества – это недостаточная православность самих священнослужителей, имеющих дело с нашими чиновниками и политиками. Понимаю, что это звучит очень пафосно и дерзко, но, опять же, ничего особенно нового и неожиданного я здесь не открываю. Если в нашей Церкви далеко не каждый священник способен внятно и недвусмысленно ответить на вопрос, - возможно ли спасение вне Православия или зачем регулярно участвовать в церковных Таинствах, - то что тогда требовать от заведомо нерелигиозных людей, которых с Православием связывает только территория проживания?

Обратим внимание, чему посвящены очень многие проповеди наших батюшек независимо от того, где они выступают, у себя в храме или в телестудии. С одной стороны, это проповедь Православия как религиозно окрашенной гуманности – нужно быть добрым, терпеливым, скромным, милосердным, отзывчивым и тэ. пэ. Но возникает вопрос: если я никак против этих “самоочевидных” истин не возражаю и хотя бы стараюсь соответствовать этим задачам, то зачем мне Церковь? И разве те многие хорошие люди, которых я знал лично или из мировой истории, которые были весьма добрые, терпеливые, скромные, милосердные и отзывчивые, но не были православными – разве им нужна Церковь? Разве они не достойны спасения?...

С другой стороны, это проповедь Православия как религиозно окрашенного патриотизма – нужно любить свою родину, наследовать веру своих предков, чтить память “отцов”, блюсти “традиционные ценности” своей культуры, опционально – сопротивляться разлагающему влиянию Запада, иногда даже – деструктивным сектам Востока, и тэ. пэ. Но возникает вопрос: если я никак против этих “самоочевидных” истин не возражаю и хотя бы стараюсь соответствовать этим задачам, то зачем мне Церковь? И разве те многие хорошие люди, которых я знал лично или из отечественной истории, которые любили свою родину, чтили память “отцов”, в целом блюсти “традиционные ценности” и даже сопротивлялись всем внешним разлагающим и деструктивным влияниям, но не были православными – разве им нужна Церковь? Разве они не достойны спасения?...

И я вынужден признать, что очень немногие священники, которым я задавал такие вопросы, могли внятно и недвусмысленно на них ответить. В большинстве случаев в ход пускается давно знакомая и ни к чему не обязывающая риторика, примеры которой я даже не буду здесь приводить, дабы не удлинять этот текст. Но любой логически мыслящий человек после такой риторики, а точнее, софистики, вплоть до того, что “Церковь нужна просто как идеал” – никогда в эту Церковь ходить не будет. Возможно, он просто будет ее уважать, как один из оплотов того самого добра и патриотизма, и даже в какой-то момент готов будет ее защищать от тех самых сект и прочих пуссирайт (за что ему, конечно, большое спасибо), но в реально критической ситуации он никогда Церковь не поддержит, потому что ее существование для него – онтологически – совершенно не необходимо.

Поэтому, если иные священники сами не уверены в том, что только в Православной Церкви возможно спасение, что не может быть никакого абстрактного добра самого по себе и что никакая родина не имеет никакого значения сама по себе, и что все ценности в этом мире ценны только в той степени, в которой они соотнесены с самим Богом и Его Церковью, то что тогда требовать от любых маловерующих и полуверующих функционеров и карьеристов?