Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

эфир

В чем главная проблема маленького портрета Сталина в православном храме?

Главная проблема сколь угодно маленького портрета Сталина в сколь угодно большом православном храме заключается в том, что это - создание уникального прецедента, на который потом будут ссылаться в оправдание коммунизма и сталинизма как идеологических позиций, якобы весьма совместимых с православным христианством.

И именно поэтому такой портрет - это то самое маленькое "окно Овертона" неявной рекоммунизации, с которого раскроется целая анфилада куда более широких окон.

Ведь обратите внимание, как в современной псевдобогословской риторике оправдыватся любая ересь и любое беззаконие в Церкви - всегда ссылаются на прецедент терпимого отношения к такой ереси и беззаконию в прошлом. То есть не на Библию, не на отцов Церкви, не на Вселенские Соборы, а именно на какие-то случайные прецеденты.

Вот в каком-то храме был когда-то изображен Платон или даже Гермес. Следовательно, делают выводы незамутненные умы, платонизм и герметизм в Церкви вполне легальны, это уже чуть ли не "часть Предания", да и вообще "подлинное Православие". А умы весьма замутненные, желающие оправдать платонизм и герметизм как истинные учения, обязательно сошлются именно на такие изображения. И совершенно неважно, почему именно и в каком контексте они появились - главное сам факт изображения любимого кумира в храме, а дальше уже с этим "можно работать".

Между тем, изображение каких-либо врагов и гонителей Церкви в православном храме вполне возможно - именно как врагов и гонителей, в процессе своего враждования и гонения или уже после оного, в адских мучениях. Где вполне возможны и Сталин, и Ленин, и Троцкий, и кого там еще можно вспомнить.
беседа

Воскресенье 9 апреля 14.00 - в Кинолектории фильм А.Тарковского "АНДРЕЙ РУБЛЕВ" (2 часть)



9 апреля Воскресенье 14.00 в Кинолектории Аркадия Малера при храме Живоначальной Троицы на Воробьевых горах состоится киноведческая лекция, показ и обсуждение фильма Андрея Таковского "АНДРЕЙ РУБЛЕВ" (2 часть, 1966 г.). К 85-летию великого кинорежиссера.

В ролях: Анатолий Солоницын, Николая Бурляев, Николай Сергеев, Николай Гринько, Иван Лапиков, Ролан Быков, Юрий Никулин, Юрий Назаров, Михаил Кононов, Ирма Рауш и др.

Вход свободный.

Адрес: улица Косыгина, дом 30. ХрамЖивоначальной Троицы находится слева от Смотровой площадки МГУ, ближайшая станция метро – «Воробьевы горы». Также до храма можно доехать на троллейбусе №7 от станций метро «Октябрьская», «Ленинский проспект», «Киевская», «Кутузовская» и «Парк Победы».
беседа

26 марта Воскресенье 14.00 - в Кинолектории фильм Андрея Тарковского "АНДРЕЙ РУБЛЕВ"



26 марта Воскресенье 14.00 в Кинолектории Аркадия Малера при храме Живоначальной Троицы на Воробьевых горах состоится киноведческая лекция, показ и обсуждение фильма Андрея Таковского "АНДРЕЙ РУБЛЕВ" (1 часть, 1966 г.). К 85-летию великого кинорежиссера.

В ролях: Анатолий Солоницын, Николая Бурляев, Николай Сергеев, Николай Гринько, Иван Лапиков, Ролан Быков, Юрий Никулин, Юрий Назаров, Михаил Кононов, Ирма Рауш и др.

Вход свободный.

Адрес: улица Косыгина, дом 30. Храм Живоначальной Троицы находится слева от Смотровой площадки МГУ, ближайшая станция метро – «Воробьевы горы». Также до храма можно доехать на троллейбусе №7 от станций метро «Октябрьская», «Ленинский проспект», «Киевская», «Кутузовская» и «Парк Победы».
беседа

К 70-летию Никиты Михалкова

Сегодня исполнилось 70 лет моему самому любимому кинорежиссеру из всех, ныне живущих – Никите Михалкову.




Сегодня исполнилось 70 лет моему самому любимому кинорежиссеру из всех, ныне живущих – Никите Михалкову.

В личности художника очень трудно провести четкую границу между его жизнью и творчеством, что составляет определенную опасность для самого творца, очевидную для христианской аскетики и удачно замеченную Кьеркегором. Говоря о Михалкове, мы почти всегда говорим о цельном образе давно состоявшегося культурного героя, без которого уже невозможно представить русскую, а заочно и всю мировую кинематографическую культуру. Самим своим явлением Михалков взорвал, казалось бы, намертво устоявшийся стереотип русского художника как неприкаянного юродивого, который должен жить на помойке и умереть непризнанным гением. Стереотип, навязанный русской культуре и не только безропотно принятый поколениями отечественных творцов, но и культивируемый ими на потеху тем, кто оплачивает чаевые. Именно за это, в первую очередь, так ненавидят Михалкова – он воплотил собой архетип успешного русского, и не просто русского, а успешного русского художника – здорового, жизнелюбивого, не бедного, собирающегося жить и творить долго и интересно. Но мало того – этот русский художник бросил миру не только экзистенциальный, но и идеологический вызов, прямо воспевая все то, что так ненавистно всей русофобской камарильи: Православие, Самодержавие, Народность, став главным агентом этих ценностей в насквозь вестернизированном и секуляризованном культурном истеблишменте. Все, кто когда-либо пытался пробиться в густых слоях “творческой интеллигенции” советско-постсоветской эпохи прекрасно знает, насколько невозможно совмещать признание этой тусовки с верностью Русской Церкви, Великой России и русскому народу, а если кому-то подобное и удавалось, то только ценой изнуряющей борьбы, когда проще прикинуться незадачливым юродивым – тем самым “бедным русским”, и только в этом амплуа быть подпущенным к замене в третьем акте. Михалков прорвал и эту вековую плотину, а такое ему уже никогда не простят, потому что это уже не просто взрыв стереотипа – это слом всей системы образов.

Самые бесперспективные разговоры о сущности Михалкова часто упираются в привычные клише, во многом, поддерживаемые самим режиссером – “боярин”, “дворянин”, “аристократ”. Все это может быть очень интересно в сугубо классовой редукции, но на самом деле разгадка Михалкова – это путь к очевидности, как говорил его любимый философ Иван Ильин. Никита Михалков – это, прежде всего, художник, живописец, завороженный обаянием русского мира и влюбленный в русских людей. На заре пробуждающейся России конца XX – начала XXI веков Михалков транслирует не мировоззрение, а именно мироощущение – здоровое, солнечное, усадебное мироощущение всего русского просвещенного консерватизма, от ранних славянофилов до веховцев, столь невозможное для изнервленного, лунатичного, гостиничного мироощущения современного “прогрессивного общества”… Для того, чтобы понять Михалкова, очень советую посмотреть его документальный цикл «Сентиментальное путешествие на Родину. Музыка русской живописи» 1996 года, где он без каких-либо спецэффектов, буквально оживляет полотна русских классиков.

В прошлом году Михалков снял долгожданный – и, на мой взгляд, потрясающий - фильм “Солнечный удар”, по мотивам одноименного рассказа Ивана Бунина и его дневника “Окаянные дни”. Фильм оказался слишком михалковским и поэтому был с восторгом принят и пережит его поклонниками, и с ненавистью его противниками. Это христианская притча о том, что становится с миром, когда в нем больше не осталось достаточно праведников. Очень бы хотелось, чтобы Никита Сергеевич снял фильм о Белом движении – столь же пронзительный, восхитительный и завораживающий, каким был его дебют про красных “Свой среди чужих, чужой среди своих”.

У всех своих знакомых, которые в духе героя фильма “Шапито-шоу” начинают высказывать заученные в тусовке колкости в адрес Михалкова, я всегда спрашиваю – вы смотрели четыре фильма: “Раба любви”, “Неоконченная пьеса для механического пианино”, “Несколько дней из жизни И.И.Обломова” и “Пять вечеров”? Если не смотрели, то сначала посмотрите, а потом мы обсудим все остальное. Если, конечно, это все остальное захочется хоть сколько-нибудь обсуждать. Я же к нему не испытываю никаких иных чувств, кроме бесконечной благодарности за то счастье, которое я всегда ощущаю, когда в сотый раз пересматривая его шедевры.
Пропонтида

Могилы Богословского кладбища в Петербурге

Богословское кладбище находится на Выборгской стороне, недалеко от Пискаревского, а свое красивое название оно получило от храма св.Иоанна Богослова, взорванного в 1938 году и восстановленного в 2000 году. Мы поехали на это кладбище после Смоленского только ради того, чтобы посетить могилу другого, недавно умершего кинорежиссера Алексея Германа (1938-2013), автора одного из моих самых любимых фильмов "Мой друг Иван Лапшин".


Могила Алексея Германа и его отца, писателя Юрия Германа.

Мы также знали, что на этом кладбище похоронен наш выдающийся драматург Евгений Львович Шварц (1896-1958), а также, по удивительному совпадению, как будто специально, сразу три главных детских иллюстратора нашего детства (не знаю, как вашего, но моего точно) - Владимир Михайлович Конашевич (1888-1963), Юрий Алексеевич Васнецов (1900-1973) и Евгений Иванович Чарушин (1901-1965).

Весьма показательно, что при всем том "культе детей", который столь характерен для нашей цивилизации, создатели фундаментальных образов нашего детства, остающихся с нами на всю жизнь, - книжные иллюстраторы, мультипликаторы и режиссеры детских фильмов - вспоминаются у нас за редчайшим исключением.

Оказалась, что найти могилы Евгения Шварца и всех трех детских художников без специальных топографических исследований чрезвычайно трудно: на карте кладбища они не указаны, а любой прохожий впервые слышит эти имена. Но мы решили, что раз уж приехали сюда, то просто обязаны их найти, и в итоге обошли практически все узенькие дорожки между могилами, пафосно называемые "линиями", и... ничего не нашли. И только в дремучих дебрях интернета мы вдруг обнаружили название интересующей нас "линии" - Невская, где и должна была находиться могила великого драматурга. Ориентир - два простых белых креста, которых невозможно спутать с другими белыми крестами именно потому, что они слишком "простые".




Могила Евгения Шварца и его жены Екатерины Ивановны.

Что же касается могил Конашевича, Васнецова и Чарушина, то здесь даже интернет не помог - никакой информации об их точном расположении, только вот эта ссылка - "слишком скромная могила Конашевича". Оставалось только наугад пойти смотреть каждую могилу, но уже начало темнеть и вряд ли бы мы даже до утра нашли всех троих. Очень жалко.



А вот могила Виктора Цоя находится на центральной улице, на самом видном месте, её все могут показать и она не просто ухожена - она именно ухаживается: вокруг его могилы ежедневно собираются фанаты и настолько трепетно следят за ней, что даже не позволяют "случайным прохожим" фотографировать её без их неизменного присутствия.
Пропонтида

Катехон-ТВ: "Иеротопия и византийское наследие" - встреча с Алексеем Лидовым



Возвращение Крыма - это огромный шаг к возвращению византийской идентичности России, к возвращению византийского наследства и византийских смыслов русской истории.

В программе Катехон-ТВ - Алексей Михайлович Лидов, византолог, историк и теоретик искусства, академик Российской Академии художеств, заведующий отделом Института мировой культуры МГУ, директор Научного Центра восточно-христианской культуры, автор книги "Иеротопия. Пространственные иконы и образы-парадигмы в византийской культуре" (М., 2009).

Тема - "Иеротопия и византийское наследие"

В программе обсуждается:
- всемирное значение культурного наследия Византии
- "антивизантийский миф" Чаадаева
vs. "византийский миф" Леонтьева
- дискредитация и замалчивание Византии в западной историософии
- феномен иеротопии - создание сакральных пространств и пространственные иконы
- "иерофания" Элиаде и "храмовое действие как синтез искусств" Флоренского

- иеротопия как феномен креационистской онтологии и антропологии
- очереди к святыням в Храм Христа Спасителя и восстановление городской иеротопии
Пропонтида

80 лет Марку Захарову



Когда Марку Захарову исполнилось 75 лет, я написал о нем статью "Радость смысла" где, насколько это было возможно, выразил свое отношение к этому великому режиссеру. Сейчас могу только заострить главную мысль этой статьи – к сожалению, режиссура Марка Захарова, при всей его непререкаемой и очевидной успешности, не нашла своего подлинного зрителя. Фильмы и спектакли Захарова взывают к достаточно серьезным, настоящим философским размышлениям, но он их, во многом, подал таким образом, что очень многие их воспринимают как популярные комедии, подобно рязановским или даже гайдаевским. Судя по его книгам, он был совсем не против таких аналогий и с самого начала хотел быть хоть сколько-нибудь интересен и внятен именно массовому зрителю. В итоге массовый зритель увидел в нем именно комедианта и сказочника, а эстетская критика просто игнорировала его как недостаточно “элитарного” мастера. Мне лично очень обидно за него: не буду говорить о глубокой философии “Обыкновенного чуда” или “Формулы любви”, или даже “Юноны и Авось”, но было такое явление как “Дом, который построил Свифт” – сугубо интеллектуальное кино, которое я даже планирую показать в курсе своего философского кинолектория. Почему этот фильм почти никогда не вспоминают? Почему даже он сам в своей книги “Суперпрофессия” почти не упоминает об этом шедевре, как будто его и не было? В любом случае низкий поклон ему за все его творчество и благодарность за ту радость, которую он нам подарил.
Пропонтида

И такое бывает...

И такое бывает...

А потом доказывай внешним, что православный консерватизм и паранойя это не одно и то же.

Впрочем, назовите мне хотя бы одну мировоззренческую позицию, которая была бы застрахована от появления своей параноидальной инверсии?

Но у меня три встречных претензии.

Во-1х, если уж автор такой антимодернистЪ, то почему он не знает, что Крестопоклонная неделя уже прошла два дня назад, ибо неделя - это воскресный день, а то, что он модернистски называет "неделей", консервативно называть седмицей?

В-2х, почему автор решил, что фильм Тарковского "Андрей Рублев" будет подан как образец православного благочестия, а не разобран по кадрикам и коллективно предан анафеме как образец величайшего кощунства, с последующем сожжением всех его копий?

И, наконец, в-3х (серьезно), не является ли настоящим кощунством и модернизмом брать себе на юзерпик фотографию авторитетного архиерея и богослова, и от его светлого лика вести целый сайт и блог? Архиепископ Феофан (Быстров) не давал такого экстраординарного благословения и я абсолютно не уверен, что ему бы не понравился этот фильм.

P.S. Весна пришла.
Пропонтида

Памятник первородному греху

borkhers обращает внимание на "бездну вкуса" в Одессе - скульптурную композицию Адама и Евы, выполненную в стилистике кричащего китча, и полагает, что она "единственная в Европе".

К сожалению, не единственная:

памятник первородному греху

В 2008 г. в самом центре Москвы, рядом с метро "Новокузнецкая", была установлена скульптурная композиция с фонтаном "Адам и Ева под райским деревом", созданная скульптором Марией Левинской и коллективом ООО «Архитектурная мастерская В.И.Симонихина». С моей точки зрения, композиция совершенно посредственная, также не имеющая никакого назидательного или иллюстративного характера, скорее чисто фривольный. О том, что авторы совершенно не понимали изображаемый сюжет, свидетельствует хотя бы тот факт, что у Адама и Евы есть пупки (да, и смех, и грех).

В сквере вокруг этого убожества круглые сутки веселится молодежь, мимо него проходят тысячи представителей всех трех "авраамических" религий и никому нет дела до того, что это фактически памятник самому страшному событию от сотворения мира, ставшего причиной всех наших страданий. С тем же успехом можно было поставить памятник ГУЛАГу, Холокосту или Хиросиме в качестве увеселительной композиции. При этом, это одно из самых "православных" мест Москвы по количеству храмов на всю округу.

Фото с сайта скульптора.
эфир

80 лет назад родился Андрей Тарковский



Сегодня Андрею Арсеньевичу Тарковскому (1932 – 1986) исполнилось бы 80 лет.

Собирался написать о нем “объективную” статью, но фатально ничего не успеваю и поэтому напишу хотя бы субъективный пост.

Для меня Андрей Тарковский всегда был одним из настоящих кумиров, в том самом библейском смысле кумира, которого не сотвори себе. Именно Тарковский очень рано показал мне, что кинематограф это подлинное искусство, наравне с высокой живописью и классической музыкой, что это настоящее умозрение в кадрах, и с того момента как я впервые очередным тихим летним вечером увидел “Зеркало”, то понял, что хочу быть кинорежиссером и только кинорежиссером…

Никогда после “Зеркала” я не испытывал большего эстетического шока и ни одно произведение искусства не оказало на меня столь рокового влияния (нечто подобное было разве что от поэзии Бродского). Отныне единственной потаенной целью жизни было сделать хоть что-нибудь подобное “Зеркалу”, и любой просмотренный фильм ранжировался в соответствии с тем, насколько он достоин называться “кином” после “Зеркала”. Тарковский – это одна из безусловных вершин европейской культуры за все века её существования и огромный вклад России в мировую культуру. После Тарковского хочется быть русским и не хочется ничего, кроме самого главного. В мировоззренческом поиске моей юности, в итоге свернувшего меня с киношного пути, фильмы Тарковского имели очень сильное иррациональное влияние, практически ни с чем не сравнимое. Тарковский доказал мне, что в эстетическом наслаждении важен не столько сам объект, сколько то, как он изображен художником, когда “простые вещи”, “таз”, “кувшин”, “вода” предстают как будто только что сотворенными Богом, а столь же простые лики людей, на которые бы ты никогда не обратил внимание, открывают свое иконописное богоподобие. Диалоги и монологи его героев – идеальное введение в философию и богословие, сравнимое разве что с текстами Достоевского. Я ещё понимаю, как можно остаться атеистом после Тенгиза Абуладзе, но как можно оставаться атеистом после Тарковского, мне непредставимо. Очень бы хотелось, чтобы его прах на Сен-Женевьев-де-Буа был перезахоронен в Россию, в Переделкино, рядом с могилой родного отца.

Гениальной находкой было представить все семь картин Тарковского в качестве восходящих ступеней к его творческой “Голгофе”, однако в моей личной иерархии на сегодня его фильмы занимают такие места:

1. Зеркало (1974)
2. Жертвоприношение (1985)
3. Ностальгия (1983)
4. Сталкер (1979)
5. Андрей Рублев (1966)
6. Солярис (1972)
7. Иваново детство (1962)