Аркадий Малер (arkadiy_maler) wrote,
Аркадий Малер
arkadiy_maler

Categories:

220 лет со дня рождения Федора Александровича Голубинского (1797-1854)



Сегодня исполнилось 220 лет со дня рождения православного философа, протоиерея Федора Александровича Голубинского (22.12.(02.01)1797 – 22.08.(03.09)1854), фактического основателя Московской духовно-академической школы метафизики, иначе называемой школой верующего разума.

Свою фамилию будущий профессор философских наук получил еще в Костромской семинарии за необычайно кроткий нрав, но никто не знал тогда, насколько его имя станет авторитетным. Достаточно вспомнить, что костромской священник Евсигней Песков в честь своего земляка даст своему сыну Евгению фамилию Голубинский – так появится знаменитый впоследствии церковный историк. В 1814 году Федор Александрович окончил Московскую Духовную академию, а в 1818 году стал заведующим ее Кафедры философии, где отныне и почти до конца своих дней вел основные курсы по метафизике и истории философских систем. В 1829 году он был возведен в протоиерея и приписан к Вознесенскому монастырю в Кремле, а сам служил в Сергиевом Посаде. К сожалению, будучи чрезвычайно скромным и стеснительным человеком, профессор и протоиерей Федор Голубинский оставил после себя очень незначительное рукописное наследие, а практически все его лекции сохранились в записи его учеников. В 1847 году вышла его единственная прижизненная публикация, да еще и без указания автора, – «Письмо о конечных причинах» против антиметафизических рассуждений позитивиста Эмиля Литтре, отрицающего существование таких причин (Литтре был главным популяризатором идей Конта и составителем знаменитого словаря французского языка).

Существенное значение протоиерея Федора Голубинского заключается в том, что он был фактически первым русским православным мыслителем, пытавшимся создать отвлеченный, философский теизм и дать наиболее точное соотношение данных Откровения и возможностей тварного разума. Особенно подробно эту проблематику Голубинский раскрыл в лекциях по умозрительной психологии, где он сравнивал свойства Творца и сотворенной Им человеческой души. Но самое главное в наследии Голубинского – это основанная им московская школа метафизики, которая из всех русских философских школ была школой в самом прямом, буквально-институциональном смысле: после его смерти в 1854 году Кафедру философии в МДА наследовал его ученик Виктор Дмитриевич Кудрявцев-Платонов (1828-1891), после него в 1891 году – ученик Кудрявцева-Платонова Алексей Иванович Введенский (1861-1913), а после смерти последнего – Павел Александрович Флоренский. Правда, Флоренский уже настолько далеко ушел от, в целом, довольно рационалистической методологии Голубинского, что считать его последователем школы верующего разума можно только условно.

Открытие философии Федора Голубинского и всей Московской духовно-академической школы метафизики в свое время было для меня свидетельством того, что в России была своя, достаточно развитая систематическая религиозная философия, задолго до Владимира Соловьева и всего русского религиозно-философского ренессанса. И цитаделью этой философии были наши Духовные академии, интеллектуальное наследие которых до сих пор остается не более известным широкой философствующей публике, чем в начале ХХ века. Во второй половине нулевых я очень много занимался этим наследием, но тогда же пришел к философии христианского персонализма, которая заинтересовала меня несравнимо больше, а из всех представителей духовно-академической философии настоящим персоналистом можно считать Виктора Ивановича Несмелова (1863-1937), который с тех пор стал наиболее интересен мне из всей плеяды этих прекрасных имен и которому 13 января как раз исполняется 155 лет.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments