December 10th, 2013

Пропонтида

Украинский вопрос

Наверное, я сейчас многих очень удивлю, но если мне что-то больше всего не нравится в дискуссиях про Евромайдан, то это, мягко говоря, частые риторические перехлесты в отношении украинцев как таковых.

Конечно, если кто-то исходит из того, что Украина и Россия это совершенно отдельные страны и мы друг в друге никак не нуждаемся, то можно что угодно друг про друга говорить, если воспитание позволяет, но моё знание истории и географии позволяет мне полагать, что вся территория современного государства Украины – это важнейшая часть общего пространства исторической России, что великороссы и малороссы составляют собой части одного большого русского народа и что чем больше мы удаляемся друг от друга, тем больше теряет каждая сторона.

Более того, я, вообще, последовательный сторонник этической корректности в любом межэтническом и межгосударственном диалоге, которую нужно принципиально отличать от политической корректности. Этическая корректность – это требование, как минимум, не оскорблять друг друга, т.е. не произносить такие слова, которые оппонент воспринимает как оскорбление. Не говоря уже о том, что это просто пошло и глупо. И я более, чем уверен, что все вменяемые люди прекрасно знают, как именно нужно говорить с оппонентом, если мы не хотим его оскорбить. В отличие от этической, политическая корректность – это требование не говорить друг другу правду, которая чисто субъективно может восприниматься как оскорбление. Если этическая корректность – это большая добродетель, то политическая корректность – это зло, созданное теми, кто боится той самой правды. Поэтому речь вовсе не том, что мы не должны вести с украинскими и любыми другими националистами честный диалог, речь идет только о том, чтобы не оскорблять их, если мы хотя бы хотим, чтобы этот диалог продолжался.

Когда же конфронтация возводится в принцип, то однажды обе стороны уже не очень понимают, каков именно предмет их спора и отказываются видеть хоть какую-то правду у оппонента. Между тем, необходимо понимать, что так же как и вся Украина крайне не однородна, также и в самом движении сегодняшнего Евромайдана есть разные мотивации. Существенную роль среди них играет нежелание жить в некой “евразийской советской империи” и большое желание жить в “христианской цивилизованной Европе”. Так вот, с самой что ни на есть православно-имперской точки зрения эта мотивация более чем оправдана, и у вменяемых украинских православных патриотов с вменяемыми русскими православными патриотами здесь нет никаких разногласий. В этой связи я лично абсолютно поддерживаю снос памятника Ленину в Киеве и очень желаю сторонникам Евромайдана всю свою разрушительную энергию потрать на очищение “матери городов русских” от последних остатков ленинско-сталинской символики.

Но есть два факта, которые разделяют сегодня сторонников и противников Евромайдана, и которые нужно обсуждать со всей честностью.

Первый факт – современный Евросоюз не только не имеет никакого отношения к ценностям традиционной христианской Европы, а прямо противоречит ему, это самый настоящий могильщик Европы. Поэтому вступление в Евросоюз это вовсе не утверждение в европейской идентичности, а отказ от нее. Не говоря уже о том, что Европой нельзя стать, вступив какие-либо организации, Европой только можно быть с самого начала. И Россия, и Украина – это части Европы, и никакие организации не могут их ни “выгнать” из Европы, ни “принять” в Европу. Следовательно, если называть вещи своими именами, то, выбирая между Евросоюзом и Россией, украинцы сегодня выбирают не между Европой и Евразией, а между растворением в леволиберальном “плавильном котле” и сохранением той самой европейской христианской идентичности.

Второй факт – современное государство Украина является на редкость искусственным образованием, скроенным из разных частей, которые если что-то объединяет, то это именно причастность к общему российскому историческому пространству, но никак не украинскому. Иными словами, единая Украина в ее нынешнем виде может сохраниться только в составе единой России. Ведь государство Украина это не более, чем бывшая республика УССР, сформированная именно в расчете на пребывание в составе СССР, и именно советская власть приписала Украине несколько частей, ранее принадлежавших России. Если максимально обобщать эти части, то это – восток Украины (Донбасс) и юг (Новороссия). Следовательно, до тех пор, пока эти территории остаются в составе суверенной Украины, никакого полноценного мира между Россией и Украиной не будет, и в самой Украине всегда будет возрастать неизбежная поляризация общества по линии “за и против России”.

Всё остальное – это только частные проявления этих двух фактов, которые постоянно будут напоминать о себе, пока украинская власть будет “сидеть на двух стульях”, обманывая как Россию, так и Запад. Чтобы выйти из этого положения, у Украины есть только два пути.

Первый путь – это продолжить интеграцию в Евросоюз (и шире – в современный западный мир), отказавшись от Донбасса и Новороссии в пользу России: “даром получили – даром отдавайте”. Да, это превратит Украину в некое подобие очередной Словении или Словакии, но зато решит проблемы внешних и внутренних конфликтов.

Второй путь – это сохранить все свои нынешние территории, поэтапно интегрируясь в состав России тем или иным способом.

Никакого третьего пути у Украины здесь нет: стремиться в Евросоюз с Донецком и Одессой не получится. Вместе с этим стоит заметить, что как бы Украина ни удалялась от России, для русского национального самосознания Киевская Русь навсегда останется его исторической родиной и никакой России без Киева, Харькова или Севастополя русский человек себе представить не может. Хотя с христианской точки зрения дело, конечно, не в национальной идентичности, а в более важных вопросах.