February 19th, 2010

эфир

Джугашвили

Самое странное для меня во всех сталинско-власовских скандалах последнего времени то, что обе темы на сегодняшний день абсолютно неактуальны. Никакого смысла в них нет, кроме реабилитации обеих имен и подогревания коммерческого интереса к соответствующей литературе.

Поэтому лично я во всех этих полемиках реагирую не столько даже на попытки апологии того же Сталина, сколько на сам факт актуализации этой темы, которую я считаю совершенно бессмысленной. И это касается многих иных тем подобного рода. Я совершенно уверен в том, что последние три года (после окончательного разгрома “оранжевой” угрозы) мы впервые оказались в ситуации, когда формулирование фундаментальной национальной идеологии не требует никаких поправок на злобу дня. Иными словами, именно в эти годы, за отсутствием какого-либо политического давления “сверху” и “снизу”, за отсутствием “чрезвычайных” шмиттовских ситуаций, впервые появилась реальная возможность провозглашать только то, что думаешь на самом деле и не оглядываться на то, как это будет воспринято противниками, союзниками, властью, оппозицией, либералами, фашистами, велосипедистами etc. Появилась возможность вернуться у нулевой точке любого доктринального рассуждения и начать выстраивать свою позицию как полноценную систему постоянных целей, а не как случайный набор временных средств.

И вот в этой ситуации возвращаться в атмосферу какого-нибудь девяносто-энного года, и как будто первый раз обсуждать Сталина и Власова – это значит ходить по кругу. И Сталин, и Власов – это тот балласт национального самосознания, который должен быть давно преодолен, не потому что они в “прошлом”, а потому что никакого объективного смысла в них нет. При этом, стоит заметить, что никакого серьезного переосмысления русской истории после 1991 года на массово-медийном уровне так и не произошло. Почему все обсуждают Власова, но не обсуждают Новомучеников? Почему все обсуждают Сталина, но не обсуждают, например, Александра III? Почему все помнят Ивана IV Грозного, но никто даже не собирается вспомнить об Иване III?

P.S. По поводу появления плакатов со Сталиным на улицах Москвы. На мой взгляд, необходимо узнать истинную мотивацию этой инициативы, потому что любой вменяемый человек понимает, что Сталин во всем мире это слишком вызывающая фигура, подобно Гитлеру, и его демонстрация в любом виде заведомо вызовет определенную реакцию. Понятно, что полностью игнорировать эту фигуру невозможно, да и ненужно. Поэтому его уместно вспоминать именно там, где вызовом будет само его отсутствие. Например, в МИФИ, где я уже восемь лет имею честь преподавать, в коридоре на первом этаже есть маленькая выставка памяти Великой Отечественной войны. Вдоль коридора, в тесном ряду расположены портреты военачальников 1941-45 годов, и среди них, естественно, есть Сталин, потому что если бы его там не было, то это бы выглядело неадекватно в духе самой дремучей демшизы. Но если бы этот портрет заметно выделялся на общем фоне, то это выглядело бы столь же неадекватно. Таким образом, проблема не в самом факте появления имени или портрета Сталина, а в самой интонации этого появления – где, как, в каком контексте, в каких масштабах и т.п. И если эта интонация выходит за пределы простой констатации факта, что не упомянуть этого персонажа в данном контексте невозможно, то это уже будет сознательная политическая акция, за которую её инициатор должен нести моральную ответственность.